фото 96209264

2017-10-21 01:03




Стадии роста бороды: 1. Секси. 2. Неделя в запое. 3. Капитан дальнего плавания. 4. Военнопленный. 5. Священник. 6. Бомж. 7. Волшебник.


Глоток свободы можно и не закусывать.






Не испытать мне радость Ведь плохо дело обстоит Узнал, что в водке гадость: Дигидрогена монооксид


Бабушка моя, покойница, царствие небесное, не раз говорила, что деньги, не заработанные собственным горбом, в прок не пойдут. В справедливости бабушкиных слов мне пару раз довелось убедиться на собственной шкуре. Первый раз это было в начале восьмидесятых. Ехали мы с приятелем из Костромы в Ярославль, к нему в гости. Оба только что вернулись из армии, привыкали к гражданке, и жизнь представлялась в розовом цвете. Лето. Жара. Междугородний автобус «Икарус», набитый под завязку. Мы пьем пиво, разговариваем, смеемся. Бабки на нас ворчат. Перед Ярославлем народ потихоньку стал сходить и задышалось легче. Смотрим - заднее сиденье совсем пустое. А пойдем-ка мы туда, что б никому не мешать. А на заднем сиденье, в уголке, сиротливо лежит сумка. Черная, кожаная, «через плечо», с эмблемой Олимпиады-80. Я себе, помню, такую хотел. Но уж больно дорого она для меня стоила. Рублей 60-70, что ли. Видимо по этой причине я и мужика, хозяина сумки, хорошо запомнил. И точно видел, что мужик сошел. Ну, надо же глянуть, чего там, в сумке. Открываем… И ох… обалдели! Сумка набита деньгами в банковских упаковках! Быстро закрыли. Выходили из автобуса в Ярославле как партизаны, прикрывая сумку от нескромных взглядов. Ехали в троллейбусе - потели от волнения. Все - молча! Дома закрылись на все замки и пересчитали. Сейчас не помню точную цифру, но семь тысяч без каких-то копеек! Сумма фантастическая по тем временам. Стоимость Жигулей. И больше в сумке - ничего. Ни бумажки. От неимоверности суммы вопрос, что делать дальше с деньгами, нам даже в голову не приходил. Вечером вернулась с работы мать приятеля, и вникнув в ситуацию, сказала: «Если бы десять рублей, или сто - понятно. А с такими деньгами, ребята, не шутят. Идите-ка в милицию от греха. И не в наше, местное отделение, а в центральное» Дежурный сначала попытался сбагрить нас в стол находок, но увидев содержимое сумки и услышав сумму, сделал круглые глаза и вызвал следака. И понеслось. Протоколы, допросы, дознания… Как выглядел мужик? Где сошел? Кто еще с ним сошел? Вспомнили все, что и не знали. Полдня нас мурыжили. Когда из ментовки вышли, приятель закурил и сказал: «Эх! Надо было хоть пару червонцев на пиво заныкать» Вздохнули и пошли. И забыли. А через неделю приходит с почты извещение на посылку. Пошли мы получать. В посылке кассетный магнитофон «Парус» - чудо советской радиопромышленности и письмо от мужика с миллионом благодарностей и историей денег. Пишет мужик, что спасли мы его от смерти и позора. История простая. Бичевали четверо мужиков на Северах. Один из них стоял в очереди на машину. Очередь подошла. Сложили мужики средства и решили их утроить путем перегона и перепродажи новеньких Жигулей. Гонца со всеми деньгами отправили выправлять машину. Он всю дорогу в самолете, поезде с нее глаз не спускал. Не спал практически. Несколько суток. А в автобусе сморило его. Вышел на автопилоте. Ведь говорят же, что чего больше всего боишься, - то и случается. Чухнулся через пару часов. А поезд ушел. Ну все - думает мужик. И забухал с горя. А на третий день - менты. «Ваша сумка? Па-а-алучите, распишитесь! » Все не так, конечно, но деньги вернули до копейки. Видно, и ментам такой кусок велик показался. Мы, радостные, затарились пивом, пришли домой, новенький магнитофон поставили на окно, включили. Окна на распашку, двенадцатый этаж. Потянулся приятель за бутылкой неудобно, магнитофон задел, и тот, не доиграв и трех песен - за окно. Вдребезги. Хорошо, никто не шел внизу. Во второй раз история повторилась до обидного наоборот. Спустя лет десять. Учился я в институте заочно. Только сессия началась. По дороге из института на автобусной остановке нашел сто рублей. Счастье-то какое! Надо быстро потратить. Захожу в магазин. Вижу замечательную черную кожаную сумку. «Через плечо» А мне как раз в институт не с чем ездить. Купил. Даже не екнулась нигде десятилетней давности история. На следующий день, выходя из вагона метро, я забыл эту сумку на сиденье. Не пьяный. Не сонный. Вообще не понимаю как. Со всеми документами: паспорт, зачетка, пропуск, про другие мелочи, типа учебников из библиотеки я уж и не говорю. Когда моя бабка говорила про деньги, не нажитые своим трудом, дед обычно добавлял, что их, если нашел, надо или пропить, или нищим отдать. Потом косился на бабку и добавлял: «Но лучше, конечно, - пропить…»